Главная | Ваш вопрос
 

О проблемах с финансовыми консультантами

 

Вам неоднократно предлагали помощь в управлении вашим финансовым состоянием. Человек звонит вам домой, представляется сотрудником известной брокерской фирмы по вкладам в акции, или независимым финансовым советником по приобретению страхового полиса, или опытным стратегом по инвестированию в акционерные фонды. Говорит, что вы недостаточно активны в своих действиях по выгодному использованию свободных средств, что не мешало бы прислушаться к мнению специалиста-профессионала, и такой специалист, по счастливой случайности, как раз в данный момент с вами беседует. Какие реальные проблемы таят в себе возможные деловые отношения с теми, кто предлагает свой денежный совет?

 

Каким образом сами финансовые консультанты или стратеги могут быть заинтересованы в оказании вам помощи?

Большинство тех, кто называет себя финансовыми помощниками, продают тот или иной инвестиционный продукт за комиссионные. Поэтому их цель - убедить вас в необходимости купить больше и как можно дороже. Таким образом, обращаясь к вам с предложением помощи, указанный советник намерен помочь не только вам, но и себе. Его изначальный стимул - продать вам то, что стоит дороже и сулит ему больше комиссионных, а не наоборот. Этих людей может занимать собственный интерес, их могут не волновать ваши проблемы с долгами по кредитным карточкам, они могут не разделять ваше желание вкладывать деньги в пенсионные счета: ведь из-за этого у вас остается меньше денег на возможную покупку предлагаемого ими продукта.

 

 

Какие существуют варианты оплаты за их услуги помимо комиссионных?

Большинство тех, кто работает не на комиссионные, берут определенный годовой процент от суммы ваших инвестиций (обычно от 1 до 3). Хотя в этом варианте у финансовых помощников отсутствует стимул к тому, чтобы многократно и быстро использовать ваш капитал для получения комиссионных, тем не менее, и в этой ситуации наблюдается определенный конфликт интересов, и это вам может не понравиться. Дело в том, что консультант, получающий компенсацию как годовой процент от общей суммы вкладов, не склонен содействовать уменьшению этих вкладов и, соответственно, будет убеждать вас не сокращать инвестиций, несмотря ни на что. Поэтому, если например, у вас задолженность под приобретение дома, то выплата займа может иметь больший смысл для вас, нежели для финансового советника, поскольку она сокращает сумму капитала, которым он мог бы управлять и от которого зависит его собственный гонорар.

 

Что еще характеризует поведение финансовых стратегов, помимо сказанного выше?

Мы упомянули их нежелание прислушиваться к таким разумным доводам, как ликвидация долга. Кроме того, весьма возможно, что они не будут вам рекомендовать делать вложения в недвижимость или небольшие бизнесы, поскольку и то, и другое лишает их возможности получать комиссионные. Такой консультант не посоветует делать подобные капиталовложения, иные могут даже попугать историями о катастрофических неудачах подобных вложений. В самом деле, цены на недвижимость, как это бывает с любым вложением, могут упасть, но с прицелом на долгий срок владение домом чаще всего служит достаточно надежным материальным приобретением. Что касается капиталовложений в небольшие предприятия, то они, разумеется, рискованнее, но зато потенциально более выгодны. Поэтому, когда вам говорят, что такие вложения неразумны, это не так, тем более, если вы сами хорошо подготовлены и знаете свои возможности в этом направлении. В этом случае инвестирование в недвижимость или малые компании может оказаться более прибыльным, нежели традиционные вложения в акции или акционерные фонды.

 

Регулируется ли бизнес финансовых помощников со стороны государства?

По сути, любой может назваться финансовым помощником. Правительство в лице Комиссии по ценным бумагам и биржам (Securities and Exchange Commission) отчасти контролирует лишь тех, кто именует себя финансовыми консультантами, да и то лишь в случаях, непосредственно связанных с инвестированием. Если советы не касаются инвестирования, а, скорее, связаны с планированием финансового благополучия, это не подлежит контролю со стороны правительства. Вместе с тем, сам контроль настолько не жесткий, что, например, финансового консультанта могут проверить в среднем 1 раз за 15 лет его деятельности. Позиция Комиссии состоит в том, что делами финансовых советников должны, скорее, заниматься отдельные штаты, а не федеральное правительство. Но сами штаты делают в этом направлении крайне мало. Отсюда результат: нынешние частные инвесторы рискуют столкнуться с практикой серьезных нарушений со стороны некоторых советников, чьи действия остаются безнаказанными.

Было бы хорошо, если бы каждый финансовый консультант в письменном виде представлял клиенту свои действительные намерения, в частности, каким образом он будет получать денежную компенсацию за свои услуги. Но когда предложения подобного рода пытаются поставить в повестке дня перед законодателями, обычно они сталкиваются с серьезной оппозицией со стороны представителей финансовой индустрии, выступающей в качестве мощного лоббиста.

© 1997-2017 Boris A. Krivonos, Esq., 71-21 Austin Street, Forest Hills, NY 11375 USA, Tel.: 718-575-2121, email: bkrivonos@gmail.com. Illustrations by M. Belomlinsky