Главная | Ваш вопрос
 

Уголовные меры в рамках борьбы с терроризмом

 

Антиамериканские террористические акции 11 сентября 2001 г. вынудили правительство провести ряд мероприятий, призванных упрочить правопорядок в стране - включая создание специального Департамента внутренней безопасности, укрепление границ от проникновения нарушителей и привлечение резервной армии к охране наиболее важных объектов. Некоторые из принятых мер, однако, могут носить весьма противоречивый характер, поскольку отстаивают безопасность страны в ущерб правам человека. Что это за меры?

 

Министерство юстиции издало постановление, разрешающее прослушивание разговоров задержанных с адвокатами. Насколько он правомерен?

Постановление касается тех, кто был задержан федеральными властями, независимо от федерального органа, заключившего их под стражу, и от того, были ли предъявлены обвинения. Чтобы определить правомерность принятого документа, следует обратиться к действовавшему до этого правилу, согласно которому, хотя и допускалось прослушивание федеральными властями разговоров арестованных, однако на их беседы с адвокатами не распространялось, если не было на то специального судебного решения. В противном случае была бы нарушена конфиденциальность отношений между клиентом и его защитником. Новый указ, таким образом, поставил под угрозу действенность важного элемента правовой системы. Теперь для вмешательства федеральных органов в разговоры и другие способы связи между клиентом и адвокатом не требуется постановления суда, достаточно лишь «веского подозрения», что задержанный использует общение с адвокатом для «содействия актам террора».

 

Насколько обоснованы аргументы «за» и «против» этого постановления?

Администрация президента Буша считает, что принятая мера необходима для борьбы с терроризмом, и право арестованного на защиту не пострадает. Министерство юстиции оправдывает принятую меру тем, что федеральные власти намерены каждый раз предупреждать задержанного о том, что разговор прослушивается, и что полученная таким образом информации не может быть использована в суде, за исключением случаев, когда она указывает на связь с терроризмом. Противники этого документа считают, что оно сводит на нет профессиональную этику адвоката и нарушает такие конституционные категории, как право на адвоката и защиту от неправомерного обыска и ареста.

 

Как реализуется эта мера администрации?

С момента введения указа в действие многие задержанные уже подверглись процедуре прослушивания. Департамент юстиции в ответ на запрос от некоторых членов Сената отказалось представить подробную информацию о задержанных, что вызвало озабоченность тем, что «исполнительная мера наделяет правомочиями без судебного вмешательства или законодательного разрешения».

 

Что еще предпринимает правительство в борьбе с терроризмом?

Был введен в действие президентский указ, предусматривающий слушание в военном трибунале дел, возбужденных против иностранцев, обвиняемых в террористической деятельности, независимо от того, являются они военнослужащими или нет. Эта мера принята на случай поимки Осамы бен Ладена и других членов его террористической организации и, по мнению администрации Буша, оправдана тем, что в трибунале удалось бы сохранить в тайне использованные правительством разведывательные методы и что осуждение террористов в обычном суде могло бы поставить под угрозу безопасность присяжных, вынесших обвинительный вердикт.

 

Каковы правовые последствия этого постановления?

В условиях трибунала права подзащитного существенно ограничены. В частности, не столь строги правила использования полученной инкриминирующей информации, а определение виновности не требует такого однозначного обоснования, как в уголовном суде. Слушания в трибунале проходят при закрытых дверях и могут проводиться вне пределов страны, например, в Афганистане или Пакистане. В связи с этим дела некоторых задержанных властями, возможно, будут рассмотрены в военном трибунале. В последний раз дела лиц, не являющихся военнослужащими, слушались в трибунале в период Второй мировой войны. Верховный суд тогда поддержал аналогичную меру против сторонников германского нацизма, обвиненных в диверсионной деятельности. Не исключено, что в нынешних условиях Верховный суд, если придется, также оправдает использование военного трибунала, несмотря на то, что ряд правовых активистов расценивают это как чрезмерное расширение полномочий исполнительной власти.
© 1997-2017 Boris A. Krivonos, Esq., 71-21 Austin Street, Forest Hills, NY 11375 USA, Tel.: 718-575-2121, email: bkrivonos@gmail.com. Illustrations by M. Belomlinsky