Главная | Ваш вопрос
 

О согласии пациента

 

Несколько месяцев назад вы неудачно оступились во время прогулки в парке, и вас начала беспокоить боль в колене. Вы решили, что растянуты связки и обратились к врачу-физиотерапевту, но массажные процедуры не помогли. Затем сделали рентгеновский снимок, который показал наличие осколка кости в области коленного сустава. Вас направили к хирургу. Оказалось, что избавиться от осколка можно лишь посредством хирургического вмешательства. Но операция сопряжена с небольшим, но возможным риском некоторой потери подвижности в суставе. Вас об этом предупредили, и вы должны подписать письменный документ - свое согласие на операцию. Каков его юридический смысл? Правомерно ли увязывать проведение операции согласием пациента? Снимает ли этот документ ответственность с хирурга? Каковы последствия вашего отказа его подписать? На эти и другие вопросы мы отвечаем ниже.

 

Какое место занимает согласие пациента в его взаимоотношениях с медицинским работником?

Согласие на операцию или на иную медицинскую процедуру является неотъемлимой частью взаимоотношений между врачом и пациентом. Это согласие обусловлено требованием к полной осведомленности пациента о состоянии своего здоровья. В отсутствие полной осведомленности согласие пациента может считаться недействительным, и врач несет юридическую ответственность за действия, нанесшие ущерб здоровью. Иными словами, врач отвечает за то, чтобы пациент был полностью информирован о предстоящей процедуре, ее положительных и отрицательных последствиях. Эта ответственность - отражение права пациента на полную осведомленность о состоянии своего здоровья.

 

Что должна нести в себе эта осведомленность? Имеются ли какие-либо критерии ее достаточности, полноты?

Медицинский персонал обязан уведомить вас о характере и целях лечения, степени его риска, возможных негативных результатах, об альтернативных видах лечения, а также, разумеется, о последствиях отказа от лечения.

 

В какой форме может или должно выражаться согласие пациента?

Врач не обязан во всех случаях заручаться вашим письменным согласием. Одно дело - обычная, рутинная лечебная или диагностическая процедура (например, электрокардиограмма), при которой достаточно устного согласия пациента, и совсем иное - специальная и нестандартная (например, стресс-тест), для проведения которой без письменного согласия не обойтись. Это различие давно существует во врачебной сфере и отражает определенные правовые нормы. Если пациент отказывается - в устной или письменной форме - от предлагаемого вида лечения или диагностики, то врач не вправе добиваться его в обход данного отказа.

 

Пациенту предложили подписать документ, снимающий с медицинских работников любую ответственность за последствия процедуры. Правомерен ли этот документ?

По-видимому, не правомерен. Что бы ни говорилось в предложенной пациенту для подписи форме, каким бы образом, явным или скрытым, ни пыталась эта форма снять ответственность с медицинского работника, тем не менее врач всегда обязан проявлять тот уровень внимания и квалификации, который считается общепринятым и необходимым в его профессиональной сфере. И если врач нарушает эту обязанность, то его можно обвинить в халатности и судить за врачебную ошибку. Наличие письменного документа с вашей подписью в этом случае не снимает ответственности с врача. Этот документ, возможно, даже наоборот подтверждает профессиональную небрежность.

 

А что если пациент судит врача за то, что его вовсе не уведомили о процедуре, которая вызвала негативные для здоровья последствия?

Если врач в ходе процедуры проявил должную профессиональную осмотрительность и если его действия не могут быть квалифицированы как непрофессионализм, то он должен также доказать, что о возможных негативных последствиях проведенной процедуры он в полном объеме предупреждал пациента. В этом споре между сторонами именно наличие письменного согласия может сыграть определяющую роль.

© 1997-2017 Boris A. Krivonos, Esq., 71-21 Austin Street, Forest Hills, NY 11375 USA, Tel.: 718-575-2121, email: bkrivonos@gmail.com. Illustrations by M. Belomlinsky